Елена Телига

Возвращение

Мы тронем в путь в осенний день прозрачный,
Хотя конец дороги нам неведом.
Тяжелый труд, но стоит ли о мрачном,
Когда как приз нам впереди – победа!

И то, о чем мечталось год от года,
Все станет явью, сбудется, воскреснет.
Какое счастье встретиться с природой,
С кустом и камнем, с материнской песней.

Подумать только: наши люди, села.
А завтра нас, проснувшись, город встретит.
Искристый воздух гомоном веселым,
Дождем и солнцем нам разбавит ветер.

Но вдруг печалью, болью сердце стиснет,
Остудит мозг купелью ледяною.
Все новое и мать у старой вишни
Уже не повстречается со мною.

И настороженно душа замрет в испуге,
Чтоб отделить чужое от родного.
Заметить, разное отметить друг о друге
И осудить бессмысленно и строго.

Пусть сильной болью сердце защемило
И к горлу ком стремится  от чего то
Пусть в песне той, в которой сердцу мило
Вдруг зазвенит несвойственная нота.

Все будет, знаю, горечь и обида.
Но милый край не может быть чужбиной.
Нам нужно искренно, не подавая вида
Пройти все перекаты и глубины.

И все, что долго за чертой лежало,
Вброд перейдя стремительные воды,
Все то, что нам всегда принадлежало,
Возьмем, вернувшись к своему народу. 

Неповторимый праздник

Горячий день, и в поле рожь созрела,
И налились, отяжелели гроздья.
Еще непознанный огнем души и тела,
Сомненья раннего или догадки поздней.
Что это будет? Случай, вихрь экстаза?
Прикосновенье смерти на минуту?
Душа нальется терпким соком сразу
Заваренной полыни с медом круто.
И сердце, празднуя, влюбляясь в мир зеленый,
Забыв параграфы немыслимого бденья,
Взбираясь вверх по неприступным склонам,
Почувствует вдруг первый миг паденья.

Жизнь
Василию Куриленко

Зловещий грохот дней в горячем вихре боя.
И ужасы ночей, и ты в конце пути.
Жизнь предала тебя, мир брезгует тобою.
Но ты не торопись. Прости их всех, прости!
Снег, праздник, торжество? Все то, что в жизни свято?
В саду цвели цветы? Сейчас или давно?
Зачем нам это все, когда душа распята,
Когда твои мечты заиливает дно?
Но ты борись, держись. Отчаиваться глупо.
Ведь тяга к жизни, знай,  у нас у всех в крови.
Ты встретишь и мечту, и неба синий купол,
Надежду и любовь. Прошу тебя, живи!
Свет, чистый яркий снег, цветы – все в Божьей власти.
Поверь мне: все пройдет, придет еще весна.
Ты так захочешь жить, ты так захочешь счастья,
Понять и исчерпать и выпить все до дна!

Письмо
 А. Мосендзу

Ты б удивился. Дождь и ночь –
А у меня открыты окна.
И сердцу некому помочь,
Душе, которая промокла.

Холодный, трезвый, гордый ты.
Без волн, без вихрей, без прибоя.
Как мне писать, комкать листы
И быть в письме самой собою?

Так далеко твоя мечта,
Неразличима за туманом,
Что ощутима пустота
Бредущих мыслей караваном.

А у моей души волна
Бушует по моим законам.
И сердца тонкая струна
Звучит высоким перезвоном.

И дней моих беспечный бег
В азартной суете погони
Вобрал весь мир. Цветы и снег,
Все сразу для меня в ладони.

Стал смыслом в странствии моем,
Бросая сердце в омут, в высь ли,
За недоступный окаем
Моих невоплощенных мыслей.

Бывает так: души река
В плену глубин и перекатов
Услышит звон издалека
И мчит по плоскости покатой.

И мысль кружит на рубеже
Трясин, где можно провалиться.
И безразличны ей уже
Потухшие глаза и лица.

В закатной солнечной пыли,
Свободная, в тунике тонкой,
Она летит на край земли
Горячей рыжей амазонкой.

И я на кромке острия
Кричу, вибрирую, поскольку
Смешались Солнце, свет и я.
Тебе ж закат – закат и только.

Не жду я ночи никогда,
Но, если ночь придет сегодня,
Приму, смиренная, тогда
Удар и милости Господни.

Нельзя остановить удар.
Но милость я прошу заранее.
Пусть Бог пошлет мне этот дар:
Смерть, а не просто умирание.

И в серость неспокойных дней,
Пройдя заманчивые двери,
Иду не свет своих огней
К мечте, в которую я верю.

Когда сквозь шторм, на верх горы,
Взойду по каменным ступеням,
Корабль мой отплывет в миры,
Межзвездный путь кормою вспенив.

 ***

Неведомы начало и конец.
И мы не понимаем в полной мере,
Как жизнь вьюнком вплетается в венец
Из чистых вер и глупых суеверий.

Ведь день придет, ведь ночь навеки – ложь.
И так немыслимо правдива правда эта,
Что душу не бросает больше в дрожь
Нам холод ожидания рассвета.

Железной силе роковой удар
Бог нанесет и будет день тот светел.
И забушует вдруг в душе пожар
Из искорок, которых  спрятал пепел.

Неверный шаг – шагнул и рухнул ниц!
Как жаль, что в этом мире все непросто.
Без теплых слов, без трепета ресниц
Мы попрощались в шуме перекрестка.

Но я то знаю, есть еще места,
Где вдруг пересекаются дороги.
И жизнь начнется с чистого листа
Подарком удивительным от Бога.

Лето

Босиком бегу по теплым струям,
Там, где за межою степь лежит.
В день такой предаться поцелуям,
В день такой одним желаньем жить!
Пьяным солнцем тело налилося,
Радостно бушуя и крича.
И дрожат испуганно колосья,
Чуть касаясь моего плеча.
В сотах мозга золотом прозрачным,
Медом утомленным мысль кружит.
И не хочется о грустном думать, мрачном.
Хочется о счастье думать, жить!
И о том, что столько губ судьбою,
Искушеньем грешницу губя,
Не сумели заменить собою
Одного, любимого, тебя!

 ***

Махнуть рукой и расплескать вино!
Пургою снежной, круговертью праха
Пробить стену и отыскать окно
В кромешности единогласных взмахов.
Чтоб из окна был виден светлый путь,
Чтоб им шагал упорный, смелый кто-то,
Чтоб навсегда, чтоб даже на чуть-чуть
Нам всколыхнуть стоячее болото!
И взглядом искренним из этого окна
Следить с неистовостью, с зоркостью орлиной,
Чтоб к звукам правильным неверная струна
Не домешала яду иль полыни.
Пусть он идет. Счастливого пути.
А я единую мечту свою лелею,
Что за меня сумеет он пройти
Сквозь все преграды, так, как я умею!

Бессмертное

День догорает. Фонари,
Как будто траурные свечи,
Смешавшись с заревом зари,
Встречают светом тихий вечер.
И сумрак сгустками огней
Ворвался в мир единым фронтом.
И все настойчивей, сильней
Гранит границы горизонта.
Не потому ли, как во сне,
Мне показался в свете улиц,
Свет встречных глаз. И в тишине,
Они буквально распахнулись!
Но мне чужое ни к чему.
Уже свое не за горами.
Оно идет сквозь свет и тьму
Ко мне с бессмертными дарами.

Мужу

Не цветут на окне герани,
След мещанский под крышей тесной.
Мы все время стоим на грани,
Перед пропастью в неизвестность.

Мир вещей – нет глупее плена.
Нам не нужно мечтать о хрупком.
Потому среди льда и тлена
Мы способны на вихрь поступков.

Нам не нужен багаж привычек,
В неизменных оковах дома.
Может быть, закружив как спичек,
Время бросит нас в грохот грома.

И мой взгляд напряженный хочет
Видеть то, что душе достойно.
Молний свет в разноцветье ночи,
А не лунный пейзаж спокойный.

Мужчинам

Не нужно грозных фраз, решительных и острых.
В руке моей перо не заменить копьем.
Мы женщины, для вас любимые и сестры.
Душа наша родник, откуда все мы пьем.
И прелесть нежных слов не в громыханьи стали.
Пусть ласки и добра серебряная трель
Разрушит гром и дым, в котором вы предстали.
Пусть будет ясен смысл и очевидной цель.
Еще не рассвело,  и пушки спят немые.
Но вы уже в пути, и мы в последний раз
Все отдаем, что есть, все помыслы живые,
Любовь, тепло и боль. Все ваше, все для вас!
И вы, смелее. Смерть не будет вам преградой.
Мы — ваше естество, мы — ваша чистота.
Мы – та земля, что вас принять и видеть рада,
Целуя скорбно в лоб и с радостью в уста!

Современникам

«Не нужно слов. Пусть будет только дело.
Твори его, решительный и строгий.
Не путай душу и горенье тела.
Пожар эмоций нас не должен трогать.»
Но у меня всегда в святом союзе
Душа и тело, счастье с острой болью.
Вдруг боль звенит, зато когда смеюсь я,
То смех мой рвется родником на волю.
Слов не считаю, отдаю всю нежность.
Откуда смелость, ну скажи, на милость!
Сжигаю душу в круговерти снежной
И закаляю, чтоб она светилась.
И если ветры вдруг меня затронут,
То знаю точно: ни мольбы ни просьбы
Услышать между смехом или стоном
Ни одному врагу не удалось бы!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *